Пятница, 26.05.2017, 06:35
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас Гость | RSS

Перевальский район.

Герб представляет собой щит французской формы, который разделен на два треугольника синего и желтого,что символизирует Государственный флаг Украины.
На желтом фоне изображены 2 угольных террикона с копром, которые символизируют угольную промышленность района.
В центре по кругу - золотистого цвета колос и петух, которые символизируют два направления агропромышленного комплекса: земледелие и птицеводство. В нижней части герба на черном фоне белыми буквами надпись: "Перевальский района"

Флаг района

Перевальский район создан Указом Президиума Верховного Совета УССР от 4.01.1965 г. (до декабря 1968 г. – Коммунарский).
Район расположен в юго-западной части Луганской области, на северо-восточном склоне речек Белой и Лозовой.
Перевальский район граничит с Антрацитовским, Лутугинским, Славяносербским и Первомайским районами, а также с Донецкой областью.
Площадь района – 806,8 кв. км.
Явное население – 74850 человек, постоянное население – 74126 человек.

Природные условия.

Недра района достаточно богаты: залежи угля, значительные запасы песчаника, который используется в строительстве.
Почвы на территории Перевальского района плодородные, в основном черноземные.
Сельскохозяйственный тип ландшафтов занимает 60,7 % территории района. К нему относятся природные комплексы, вовлеченные в сферу сельскохозяйственного производства.
Около 12,7 процентов территории района занимают леса, которые практически не имеют промышленного значения. Район располагает запасами поверхностных и подземных вод, имеется 105 прудов и водохранилищ. Под водой находится 0,75 % площади района.
Животный мир (дикие животные) характерен для открытых степных регионов, но не представляет промышленного интереса из-за малочисленности. В районе водятся лисицы, волки, зайцы, куницы. Редко встречается байбак европейский.
Климат на территории района умеренно континентальный, засушливый, с прохладной зимой и жарким течением.

Историческая справка.

Здесь жили киммерийцы, скифы, сарматы, хазары, печенеги, половцы, татары. После татар наши земли долгое время были Диким Полем.
Первыми коренными жителями были Запорожские казаки, они в ХVІІ – ХVІІІ ст. устроили сторожевые пикеты в Чернухинском Овраге (пгт Чернухино), Петровом Овраге (с. Петровка) и несли караульную службу, поставляли Сечь хлебом, конями, мясом. В середине ХVІІІ ст. на казацкие земли империя поселила славяносербские роты, которые отобрали у казаков земли и основали свои поселки. До конца ХІХ ст. несколько геологических инспекций исследуют недра края. В середине ХІХ ст. действуют мелкие угольные ископаемые, шахты-дудки. Только с последней трети ХІХ ст. у нас происходит промышленный подъем: строится Екатериновская железная дорога (1884 г.), металлургический завод ДЮМО в Алчевске (1896 г.), первые шахты в околицах поселка Селезневка – Селезневский рудник, рудники Юмашева, Конжукова, Толстикова. С 1913 года работает шахта “Перевальская” (тогда Ольго-Веровский рудник), с 1911 года – шахта имени Артема (Екатериновский рудник). Советская власть пришла в район в октябре 1917 года. Началась новая жизнь – строятся новые шахты: имени Сталина (1935 г.) № 25, 2-бис, по селам создаются колхозы.
Район был в немецкой оккупации с июля 1942 года по сентябрь 1943 года. Близко 22 тыс. человек ушло на фронт и почти половина не вернулась оттуда. Сотни были на каторге в Германии.
Перевальский район образован Указом Президиума Верховной Рады УССР 04.01.1965 г., но тогда он имел название Коммунарский. В декабре 1968 года от земель района отошла часть площади к новому Славяносербскому району, район получил название – Перевальский.

Сельское хозяйство.

Сельское хозяйство представлен 14 сельскохозяйственными предприятиями, где развиваются животноводство, птицеводство и растениеводство. В общем объеме производства сельское хозяйство занимает 20%. Ведущие области в сельском хозяйстве: птицеводство, животноводство, производство зерна, подсолнечника.

Промышленность.

Народнохозяйственный комплекс Перевальского района представляют промышленность, сельское хозяйство, строительство, транспорт и связь, торговля и общественное питание. Базовыми являются отрасли тяжелой индустрии, в общем валовом объеме производимой в районе продукции их удельный вес составляет более 80%, здесь занято около 50 % трудоспособного населения района.
Промышленное производство является одной из самых важных составляющих экономического и социального развития Перевальского района. Промышленный комплекс района представлен 16 промышленными предприятиями (кроме малых предприятий), объединенными в добывающую и отделочную промышленность.
Добывающая промышленность района является ведущей отраслью промышленного комплекса района. Она представлена:
● ДП “Шахта “Перевальская”;
● “Шахта имени Артема” ДП “Луганскуголь”;
● “Шахта “Никанор–новая” ДП “Луганскуголь”;
● “Шахта “Фащевская” ДП “Луганскуголь”;
● “ЦЗФ “Комендантская” ДП “Ровенькиантрацит”.
● Отделочная промышленность района объединяет:
● ЗАО “Перевальский мясоперерабатывающий завод”;
● „Автоприцеп” ДП „Луганскпогрузтранс”;
● ОАО „Комиссаровский завод „Торгмаш”;
● „Перевальский ремонтно-механический завод” ДП „Луганскуголь”;
● ЧП „Резонанс” (производство электрического и электронного оборудования).

Турстические маршруты.

● Районный исторический музей (город Перевальск);
● Мемориальный музей Б.Д.Гринченко (пгт Михайловка);
● Храм Архистратига Божьего Михаила, памятник архитектуры (пгт Михайловка);
● Храм Алексея Человека Божьего (пгт Бугаевка);
● Успено-Покровска церковь – старообрядская церковь, памятник архитектуры (пгт Городище);
● Чернухинский краеведческий музей (пгт Чернухино);
● Свято-успенская церковь, памятник архитектуры (с. Малоивановка);
● Свято-Архистратиго-Михайловский храм, памятник архитектуры (с. Еленовка).

Культура

Этническая культура русских староверов пгт Городище Перевальского района. История культуры старообрядчества. Традиции и быт старообрядцев.

История переселения.

Старообрядцы – православные христиане Русской Церкви дониконовского обряда, именуемые также раскольниками или староверами. Старообрядчество изначально представляло собой акт духовного сопротивления, проявление культурного суверенитета русского народа. Традиционные староверы пожалуй лучше, чем какие-либо иные русскоязычные группы населения, сохранили в поразительной чистоте основополагающие ценности и традиционные этические принципы русской культуры. Именно в результате репрессий староверы обрели этнические черты, выделяющие их из других общностей. Историки, этнологи, искусствоведы сегодня более глубоко изучают старообрядчество. Кажется, нет такой грани их жизни, которая бы сейчас не исследовалась. Это жилье, одежда, прозвища, народный календарь, поверья, духовные стихи, говор, деловые качества, похороны, поминки, богослужение, обучение грамотности, деятельность священнослужителей, культурные памятники.
История появления в Городище староверов побуждает нас обратиться ко временам церковного раскола. Во второй половине XVII в. патриарх Никон при содействии царя Алексея Михайловича подверг ревизии церковные книги и обряды, приведя их в соответствие с греческими. Нововведения насаждались в приказном порядке. Церковная и светская власти не потрудились донести до народа истинный смысл преобразований, зато широко применяли силу. Старообрядцы уходили с насиженных мест в глухие районы России – на Север, в Сибирь, на Кубань, а также на юг (в Дикое Поле и далее на Дон), записывались в казаки. С этим связано и возникновение Городища: начало селу положили староверы – переселенцы из Москвы и Подмосковья, не желавшие принимать «бесовскую» веру, ушедшие от преследований церковных и светских властей. Шли они на Дон в 60-е годы XVII в., но, не дойдя до границы земель Войска Донского 50 верст, остановились в верховьях речки Белой.
И место было выбрано удачно – глухое, уникальное: просторный лесистый распадок вдали от дорог и троп с двумя пересекающимися речками (в Белую впадал приток, названный уже ими самими Беленький). Сюда сходятся многочисленные заросшие лесом балки, по дну которых протекают чистые ручьи, впадающие в Белую и её приток Беленький.
Эта первая партия переселенцев создала скит (по типу старообрядческого монастыря). Чуть ниже места слияния Белой и Беленькой появилось огороженное поселение (стены из песчаника и дубовых кольев), рассчитанное на 150-200 дворов. В центре – небольшая церковь и площадка для сходки мужиков. Переселенцы привезли с собой иконы, богослужебные книги, различный церковный инвентарь. Среди них были опытные уставщики, дьяконы, а может, и священники. Нашлись и свечных дел мастера, и «богомазы» (изготовители икон). И этот старообрядческий скит, возникший на рубеже 60-70-х годов XVII века, положил начало Городищу. Кстати, такое название никто специально не придумывал, оно возникло само собой – ведь огороженный скит и есть Городище.
Вторая крупная партия переселенцев прибыла сюда в начале XVIII в. из Черниговской губернии. Им было отведено место для поселения не внутри скита, а «при стенах» вверх по речке Белой. До сих пор эта часть села Городища называется «Пристен». Очередное пополнение городищане получили в 30-е годы XVIII века. Это были крепостные крестьяне герцога Курляндского, бежавшие от его издевательских порядков. «Курляндцы» селились вверх по речке Беленькой, так образовалась улица Курляндия (ныне улицы Буденного и Октябрьская). Здесь была своя небольшая церковь и свое кладбище.
Большая волна переселенцев, точнее несколько волн, «накатили» на Городище на рубеже 70-80-х гг. XVIII в. Это было переселение крестьян Курской губернии (с. Хомутовка) по указанию Екатерины II , начавшей осуществлять широкомасштабные меры по заселению пустынных южнорусских земель. Эта партия переселенцев отличалась говором, некоторыми обычаями, названием церкви, которую они хотели восстановить на новом месте (у них церковь была Успенская, а у местных городищан – Покровская), селилась вниз от скита по реке Белой. Было у них и свое кладбище. Вскоре здесь образовалось несколько улиц, а все это обширное поселение получило название «Русская сторона». Со временем село как бы разделилось на две части: основная часть («Монастырь», Пристен, Курляндия) и «Русская сторона» (улицы: Низовка, Кукуевка, Сорочинка – ближняя и дальняя).
В XIX веке вокруг поселка появляются шахты, на которых работают каторжане и наемные рабочие.
Таким образом, можно предположить. Что к началу XX века поселок был разнороден по составу жителей, но основную массу составляли русские семьи, потомки бежавших сюда когда-то старообрядцев.
Старообрядцы в силу своих религиозно – этических и этнических убеждений сохранили в своей культуре и быту, образе жизни очень много положительных качеств: старорусские обычаи, национальную одежду, книги и иконы дониконианского письма, своеобразие архитектуры поселений и интерьеров внутреннего убранства домов, богатство фольклора.
Духовным центром городищенских староверов была и до сих пор является церковь Успения Пресвятой Богородицы, золотой купол которой доминирует над «Московским форштадтом». В комплексе зданий общины, в ее главном храме сконцентрированы духовные и художественные ценности — это рукописные и старопечатные книги, древние иконы.

Обычаи и нравы.

Одним из источников, помогающим представить прошлое поселка, может оказаться быт его жителей. Носителем множественных смыслов, исторической информации может быть дом, жилище человека, устройство которых, убранство, внешнее и внутреннее содержание рассказывают об эпохе, традициях края, сословной, общинной принадлежности хозяина. Народ был богомольный, староверческий, со строгим бытом. Перед стариками молодежь снимала шапки. Того, кто нарушал этот обычай, могли и выпороть. В церковь ходили обязательно утром, а также в обед и вечером (как в монастыре). Прихожане строго следили, чтобы служба шла точно по «чину».
Повседневный быт старообрядцев определялся религиозными воззрениями. Старообрядцы считали, что все, что их окружает, от Антихриста, нечистое и поэтому в быту требовалась особая чистота. В старообрядческом Цветнике говорится: " руки умывать по трижды от погани, часто, когда хватишь за что, обутки, и горну рубаху и голое тело чесавши, или посуду погану и поганое у чистой посуды не класть, и ножами чистыми не резать поганого… нимало время в чистоте ходи, и обуток на лавку не клади. К образам или близ них нигде в углу том не клади"
Дом хозяева убирали несколько раз в день, печь подбеливали, деревянные полы, лавки, полки скребли вениками, ножами, оттирали песком каждую субботу.
В доме они держали специальную «мирскую» посуду для гостей, а для семьи была общая. Говорят, что окажись в староверческом поселении, от голода умрешь – это не правда: в доме старовера всегда накормят и напоят, только из «мирской посуды».
Особо следует сказать об отношении старообрядцев к такому распространенному явлению - как курение. Для старообрядцев табак это "злые плоды, с помощью которых антихрист ловит легковерных в свои сети". Не одобряют старообрядцы потребление спиртных напитков: « Тех, кто будет напиваться до пьянства - в собор не принимать пока не бросят пить».
Обыденная жизнь поселка послереволюционной поры представляет перед нами свидетельства старых жителей. В беседах они вспоминают, как жили, работали, отдыхали их деды, родители, они сами.
Тяжелый крестьянский труд большинства жителей села – «работали, как валы на збруе» – сменялся и праздниками, и тогда Городище пело, танцевало, веселилось. «Вечером мандалины, балалайки, гитара. Рибята, ванны играють и мертвый устанет. Ярмонки были, и канфеты и мархветы. И карусели три-читыри папривязывають. Пять капеек за карусель. Цыгани еты гадають, каней меняють. Ярмонка гудела». «У нас пасиденки были, ни кино, ничево не была. Танцы были кракавяк, бабочка, гапак. Сходицца все село. Как у гораде у парке»
Любят рассказывать в селе о веселых озорных празднествах весеннее-летнего цикла, когда танцевали и обливались в реке. Вот одно из воспоминаний: «Буле утам-он мост. Как пайдут анны, павыкупають, пабливаюцца. Хто идеть нарижоный, всех абливають, купають, мокрые все. В честь таво, шоп дощык ишол, абливались»
Особой фольклорной традицией является певческая манера старообрядцев, в ней сохранились элементы музыкальной культуры допетровской Руси.
Городищане очень любят петь. В протяжных пес¬нях раскрываются самобытные черты исполнения и использования внутриголосовых распевов. Протяжная песня - основ¬ное достояние фольклорной культуры городищан, их гордость, то, что они сохранили и пронесли сквозь века. И сегодня звучат старинные песни в Городище. Они поддерживают песенные традиции родных мест, сохраняют старинное испол¬нительское мастерство предков.
Песни в Городище поют, кричат, войкают, наяривают. О тех кто поет песни и в тяжелые минуты, здесь говорят: «Как харашо, шо вы духом ни падаете, папаёте». Раньше песни часто пелись в девичьих гуртах, в праздники, на толоке и во время полевых работ. Особо выдающиеся исполнительницы назывались песняками или песнярками. В песенном репертуаре преобладают русские песни. Вот одна историческая песня, так как удерживает старое название хутора, из которого потом выросло Городище
Как у Белинькам девчата хараши,
Пастроили на курганах шалаши,
Да й привадили привадушку в сябе,
Привадушку, другоженских ребят.
Более 40 лет почетное звание «народный» с честью несет коллектив Городищенского народно-этнографического хора и бережно передает самобытность и уникальность своего творчества молодежному-хору-спутнику «Гульба».
Вот, что писалось о хоре в газете «Ворошиловградские зорьки» от 28 декабря 1975 в статье «Городищенские певуньи» : «Самодеятельный народный этнографический хор села Городище, организованный восемь лет назад. В составе этого коллектива, успевшего заслужить признание далеко за пределами родного села (за песнями к самодеятельным хористам приезжали даже из далекого Саратова) более 20 женщин. Песни исполняют о женской доле, о счастливой и несчастной любви… Когда-то городищенские песни пелись «то по свадьбах, то по улицах». Нынче хор – непременный участник смотров народных талантов, концертов.… Они выходят на сцену в нарядных костюмах: темных юбках с широкой уборкой внизу и разноцветных блузках покроя «казачок». С успехом встречают слушатели и «Закипела во поле работа» и шуточную «Идее старость продають?» и современную «Грушицу».
В трудовых буднях пение занимало огромное место. Без песен не обходился ни один трудовой процесс, в огороде, в поле; "на помочах", помогая ставить избу, косить, сгребать, убирать сено или урожай. Пели в лесу, собирая ягоды и грибы. Без пения не проходил ни один праздник обрядного характера: свадьба, проводы в армию, отдых и досуг. Проводы в последний путь сопровождались пением духовных стихов и служебных песнопений.
Жизнь верующих старшего поколения, особенно ревностно хранящих старообрядческие традиции в церковной службе и в быту, полна символов, знаков, старых обычаев. Простые вещи, привычные действия, которые сегодня окружают старообрядцев, являются отражением одного из пластов предшествующей культуры. На обеденном столе местных жителей должны стоять хлеб, соль и вода. Воду нужно обязательно накрыть, а то «бес искупаицца и хвостом покрутить». «Воду пить – нада хрестицца». Если из кружки пил незнакомый человек, то ее выбрасывают. Соль из солонки нужно взять и положить рядом с тарелкой, каждый раз присаливая пальцами, потому что «если у соль мачаеш, то предает Господа». Религиозная традиция не велит обращаться в болезнях к знахаркам. Верующие жители обычно не говорят друг другу «спокойной ночи» и «здравствуйте», а – «здорово ночивали», «здорово днивали». Старые женщины также объясняли, почему не употребляют «спасибо» при благодарности, а «спаси Христос», т.к. в спаси-ба часть «бо», «бай» означает демона, нечистую силу.
Таким образом, не только официальные письменные источники и неофициальные устные свидетельства помогают представить историю Городища, но и вся организация быта, его отдельные детали, труд и отдых, обряды и ритуалы, песни и предания.

Богослужение.

В царствование Екатерины II (1762-1796), когда старообрядцам разрешили сооружать старообрядческие храмы, в с.Городище устраевается первый молитвинный храм во имя Успения Пресвятой Богородицы, с куполом и крестами, но без алтарей, поскольку не было священников. По преданию, храм был крыт лубнем, затем тесом, а впоследствии – железом. На звоннице было возведено 5 колоколов.
В 1862 году из местных крестьян старообрядцев был избран и возведен в духовный сан первый священник Фатеев Лев Иванович, который за венчание старообрядца с православной изюмским окружным судом по статье 196 Уложения о наказании был подвергнут лишению всех прав состояния и ссылке на поселение в Закавказье.
У разных поколений жителей села разное отношение к вере и церкви. Но в старообрядческом селе с сильными религиозными традициями, в селе где находится единственная до недавнего времени на Донбассе старообрядческая церковь, неизменна почтительность к местному духовенству и их семьям. О них всегда хорошо говорят городищане: «Атец Хвилат был рожденным тут, папал в Маскву, наш городищанский, забрали в Маскву. Был эпискапом. Атец Хвилат был даступный (умелый, всего добивался сам). В 1953 году архиепископ Слесарев Феофилат Феофилактович (Флавиан) (1879-1960) переведен в Москву и посвящен в сан архиепископа Московского и всея Руси. Важнейшими характерными особенностями старообрядчества являются трехпогружательное крещение и двуперстное крестное знамение, которые представляют собой неизменное наследие христианской Церкви с апостольских времен.
Богослужение старообрядческое особенное, своеобразное, только одному старообрядчеству присущее, отличающее его от всех других церквей: латинской, протестантской, никонианской... Если вы войдете в старообрядческий храм во время богослужения, то сразу же, по одной внешности, заметите, что тут все особенное, иное, чем в других исповеданиях.
Икона «Державная» (св. Троица Новозаветная), дерево XIX ст.
Прежде всего, иконопись - древнерусского или византийского письма в выдержанном церковном стиле: ни одной живописной картинки. Подлинно - иконопись, а не живопись. За престолом, в алтаре, как и на хоругвях, как и на церковных куполах и на всех приличествующих местах, - Кресты исключительно восьмиконечные; четырехконечных нигде не заметите, кроме как на священнослужительских облачениях. Всякая старообрядческая церковь имеет два клироса - правый и левый, где стоят чтецы и певцы. Молящиеся резко разделены на две категории - мужчин и женщин; мужчины стоят на клиросах и за клиросами, а женщины - в задней половине храма. В храме мужчины занимают правую половину церкви, а женщины - левую. В прежнее время (совсем еще недавно) все мужчины - старые и молодые - были одеты в кафтаны (длинные одежды до пят с многочисленными сборками сзади, в талии, или лишь суженные, без сборок), а женщины в сарафаны (тоже длинные до пят платья, без всяких украшений) и обязательно с покрытой платком головой. Все молящиеся стоят рядами, молятся сообща: одновременно крестятся, одновременно кланяются, где это требуется церковным уставом и порядком. Все должны быть внимательны в совершающейся службе и знать, что и когда нужно делать. Если возглашается или читается: "Приидите поклонимся", - все враз творят положенные поклоны. На возглас священника: "Мир всем!" - отвечают: "И духови твоему", - и при этом приклоняют голову. То же делается и на возглас: "Главы ваша Господеви приклоните". Поклоны трех родов: поясные, земные великие и метания: великие совершаются с головой до земли (до полу), а метания только руками до полу. Для земных поклонов имеются в церкви особые "подручники" (от слова "под руки"), чтобы на них класть руки (собственно, ладони, сложенные в ряд), а не прямо на пол, который может быть пыльный или грязный. Ограждаются крестным знамением истово, а не как попало, иначе сосед заметит: "Что ты болтаешь (рукою), как никонианин". Моление врассыпную, кто когда вздумал, не допускается. Непозволительно молиться и на коленях, это латинский обычай, принятый в сектантстве.Считается бесчинием и стоять за Богослужением небрежно, как попало: расставив ноги или одну вытянув или отставив, а на другую опираться, или переминаться с ноги на ногу. Требуется стоять прямо и твердо, как солдат во фронте, только чуть наклонив голову в знак смирения и руки скрестив на груди, прижав их. Каждая служба церковная начинается и заканчивается так называемым "семипоклонным началом" (т.е. семью уставными поклонами). Поэтому всякий богомолец, пришедший не к началу службы, обязательно "кладет" (т.е. молится) этот "начал" и этим, так сказать, входит в общую службу, "связывается" с нею, свою молитвенную "нить" вводит в общую "ткань" богослужения.
Отличается старообрядческое богослужение и чтением разными "погласицами": одной погласицей читаются "кафизмы", "часы", "славы", другой - "шестопсалмие", третьей - "паремии", четвертой - Апостол, Евангелие, особой погласицей - поучения, Пролог (жития святых) и т.д. Чтение должно быть неторопливым, внимательным, отчеканенным. Богослужение есть молитва - беседа души с Богом, здесь все должно быть благоговейным, чинным, сосредоточенным, погруженным в "небесный поток". В Богослужении неуместно ничто низменное, суетное, греховное. Причем молитва должна быть общей, не разрозненной, а слитой в одно общецерковное русло, ибо молится вся церковь, - "едиными усты и единым сердцем славит Бога", как и возглашается в литургии. С апостольских времен и пение в церквах было общим, пели все: мужчины и женщины, старые и юные. Святые отцы свидетельствуют, что и в последующие века было так же .
В старообрядчестве сохранилось до сего времени древнерусское церковное пение, каковым оно было на Руси до Никоновской реформы, по духу своему, по тональности и всему строю отвечающее именно Богослужению. Старообрядческое пение унисонное, т.е. однотонное. Идеал такого пения - единодушие, сглаженность, чтобы "спевшиеся" певцы настолько приладили свои голоса один к другому, что при всей их органической разнохарактерности (басы, тенора, дисканты с их тембрами) пение их производило впечатление одного неразрывного целого. В таком пении не допускаются не только многоголосие (партес) или трехголосие, но даже так называемые вторы . Все мелодии в старообрядческом пении подчинены восьмигласию: разделены на восемь гласов, т.е. ладов - от первого до восьмого; в одно воскресенье поются стихеры, возвахи, ирмосы на первый глас, в следующее - на второй и т.д., чередование идет в течение всего года. Для песнопений имеются особые книги - певчие, написанные очень замысловатыми знаками, получившими по виду своему названия "крюков", почему и самые книги певчие называются "крюковыми", а пение по ним - знаменным, или столповым (от слова "столп", каковым именуется в славянском языке всякий знак). Знамена, или знаки (крюки) весьма различны и означают не только высоту тона, но и его продолжительность и силу (ударение, подчеркивание, мягкость и твердость и т.п.), означают и знаки препинания, т.е. паузы, замедление темпа, остановки.
Крюковые знаки отвечают смыслу песнопения и поэтому имеют динамические оттенки: одни выпеваются тихо, другие "борзо", одни означают "качку" голосом, другие - "встряску", "ломку", третьи - "отсечки", "закидки" и иные названия в тоне; они и носят соответствующие названия и требуют соответствующего применения к тексту песнопения. Искусство крюкового пения довольно трудное и не каждый может его постигнуть.

Духовные стихи старообрядцев.

Духовные стихи старообрядцев были поэтическим воплощением их истории и учения: осмысление никонианской реформы, разгром и закрытие монастырей, начиная с Соловецкого, "выгонки" в отдаленные места, подвиги и мучения героев и страдальцев — протопопа Аввакума, боярыни Морозовой, Симеона Верхотурского и др., учение об антихристе, споры о браке, указание путей к спасению — все становилось предметом поэтического описания. Однако основная функция стиха у старообрядцев оставалась та же — они связывали мир христианской книги с миром народных представлений, толковали сложные тексты понятным языком.
Дховный стих существует в устной и письменной форме. Носителями и инициаторами расширения устного репертуара за счет письменного являются люди, грамотные "по-старицки", и одновременно певцы с прекрасной памятью и творческим отношением к текстам. Поддерживая имеющийся круг поющихся стихов и расширяя его путем приложения напевов-формул к "читным" стихам, грамотные певцы становятся центрами-личностями, от которых репертуар расходится в разные стороны. При этом оказывается, что территориальные границы устной и письменной традиций одних и тех же текстов не совпадают, а внутри одной старообрядческой традиции складываются и территориально распределяются мини-репертуары, различающиеся набором стихов и вариантами напевов и не совпадающие с границами светского устного репертуара.
Двойственность духовного стиха как произведения устно-письменного и книжно-фольклорного отчетливо видна на всех языковых уровнях. Это смешение двух языков — русского и церковнославянского — от лексики до фонетики, это и смешение двух стилей Однако это не простое смешение, но сплав, в котором выработаны свои нормы. Соотношение церковнославянских и русских элементов в различных стихах различно — от книжных стихов, написанных на славянском языке (таков, например, популярный в старообрядческой среде стих Стефана Яворского "Взирай с прилежанием, тленный человече"), до фольклорного стиха о Егории Храбром, во многих вариантах которого как будто бы нет церковнославянизмов. Однако в любом тексте они встретятся — если не на уровне лексики, то на уровне морфологии или орфоэпии. В частности, в совершенно народном, былинном тексте стиха о Егории Храбром книжные церковнославянские элементы все-таки есть: Георгий проговаривал,
Святый Храбрый проглаголивал:
Гой еси пастухи красные девицы!
Вы скажите, не утайтеся,
Которого вы сами города,
Которого отца-матери?
Здесь форма проглаголивал — от глаголити — славянского глагола, чрезвычайно употребительного в текстах духовных стихов. И здесь же типичная эпическая формула былин и баллад; ср. недавнюю запись баллады о братьях-разбойниках:
Ты каких-то земель, ты каких городов,
Ты какого отца, какой матери?
В том же стихе — типичные эпитеты, имеющие книжное происхождение: Змеиное стадо —лукавое, окаянное..
В большинстве стихов, бытующих в устной традиции, нередко соединенной в письменной, количество самых различных церковнославянских форм гораздо больше, чем в приведенном варианте стиха о Егории Храбром. Это, кроме полнозначных слов типа нерадение, брашны, зрак, свещи, пещь и т.п., множество грамматических слов — зело, вельми, токмо, аще, ниже; множество грамматических форм, причем церковнославянские и русские формы могут сосуществовать рядом, например формы взирающе и поминаючи:
Расплачется, растоскуется
Душа грешная, беззаконная,
Взирающе на пресветлый рай,
На небесное царство вечное,
Поминаючи на вольном свету
Итак, если мы посмотрим на то, что народ обычно называет стихами, то при громадном разнообразии этого вида поэзии можем заметить некоторую совокупность признаков, которая объединяет все эти тексты. Это непосредственное или опосредованное книжное происхождение, это тенденция к бытованию в устной и письменной традиции, общие правила функционирования текстов, это двуязычность и двустильность, проявляющиеся на всех языковых уровнях. Эти черты, как ни странно, сближают духовный стих и заговор.. Стабильность заговорного текста — необходимое условие его успешного применения, она поддерживается письменным инвариантом; стабильность духовного стиха, также поддерживаемая соответствующим письменным текстом, осознается как необходимость, потому что, как и в книжных литургических текстах, в них нельзя "ни прибавить ни убавить.

Говор.

Духовная культура жителей Городища – это прежде всего культура старообрядческая. Она достаточно ярко проявляет себя в словах, выражающих главные духовные ценности старообрядчества, а также их своеобразие в контексте русской религиозной жизни.
Яркой чертой старообрядческого говора является сильное аканье-яканье и твердое «ч» -: говорят «вясна», «няделя», «чатыри», «ничаво», «лякарствы» (лекарства). Употребляют одинаковые окончания в разных падежах: «Сестра приехала са всим сваим дятям (со всеми детьми) — сказать дятям», «Коло своих родителев муж похоронена» (Муж похоронен около своих родителей). В разговоре широко используются деепричастные формы на -вшы и -цы: «Сама я радившы здесь», «Все дети давно аташоццы» (Все дети давно ушли из дому), «Сын познакомившы с дяфчонкой» (Сын познакомился с девчонкой).
Уважение к вере и верующим присутствует и проявляется в языке, и в речи городищан можно услышать такие поговорки и прибаутки:
Ни думай, как думаицца, а думай, как Бог дасть
Низзя ни работать, а хто панимаить, тому Бох памагаить
Чужая болька (рана) не болит
Купилы (деньги) были б, и мы купили б
Дед, в твоей голове и зимой кукушки кукуют
Ты что, гармонь съел, что так повеселел? Дурак, я гармонь пропил!
Рас дасть жизнь Бог, то найдеть и адевку, и абувку
следующая страница ... (2)
Меню сайта

Поиск

Календарь
«  Май 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031

Наш опрос
Оцените наш сайт
Всего ответов: 29

Друзья сайта
  • Перевальский районный совет
  • КП телерадиокомпания "Вестник"
  • Луганская областная библиотека
  • Библиотечный фонд Луганщины
  • Газета "Народная трибуна

  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

     
    Перевальская районная библиотека для взрослых. Copyright Shakhoval Serge © 2017
    Создать бесплатный сайт с uCoz
    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru